Открытый телеканал


Previous Entry Share Next Entry

КОМУ ДОЗВОЛЕНО ГРАБИТЬ НАГРАБЛЕННОЕ

О том, как нехорошо обманывать клиентов и что за это будет – государству.

Если серьезная компания в погоне за прибылью уходит с территории ясного, как день, закона в приграничную сумеречную зону, не надо вешать на неё ярлыки. Лучше повесить на неё штраф. Кому лучше? Вот это правильный вопрос.

Сотовый оператор «Селком» поплатился за пакет «без лимитов», в рамках которого некоторые клиенты получили счета, раздутые на сотни и тысячи шекелей. Как выяснилось, в условиях договора всё-таки было ограничение, прописанное очень странным образом: «корректное и адекватное использование».

Yonatan-SindelFlash90-1300.jpg


Кстати, перевести оригинальную формулировку можно по-разному – скажем, «честное и разумное» или «надлежащее и резонное». Но суть не в этом. Суть в том, что, вместо конкретных цифр, «Селком» ограничил свой «безлимитный» пакет неким расплывчатым понятием, которое, разумеется, не могло не вызвать недоразумений.

Недоразумения завершились полуторамиллионным штрафом от Министерства связи за нарушение лицензии, требующей информировать клиентов обо всех релевантных тарифах оплаты. Согласно «обвинительному заключению», компания не определила четкого порога и не сообщила, каким будет тариф в случае его превышения.

На первый взгляд, всё более-менее ясно. Государство, взяв на себя роль регулятора, применило санкции к нарушителю. Так происходит сплошь и рядом. Например, недавно «012 Смайл» была оштрафована за утаивание информации по эротическим беседам. А в 2015-м досталось «Пелефону», который «забывал» посылать СМС-сообщения клиентам, заказавшим определенные контент-услуги.

В Западном мире штрафование провинившихся коммерческих организаций – общепринятая мера. По следам кризиса 2008-го года и последовавших за ним разоблачений она не раз применялась к крупным международным банкам. А доводилось ли вам слышать про миллиардные штрафы фармацевтическим компаниям? Да, и такое бывает время от времени. Например, в 2012-м гиганту Johnson & Johnson впаяли $2,6 миллиарда. Для фармацевтов штрафы в десятки миллионов долларов – будничное явление, заложенное в бизнес-плане.

Думаю, вы уже поняли, куда я клоню. Мало того что фирмы, совершившие, по сути своей, уголовные преступления, иногда с тяжкими последствиями, избегают суда. Ещё и обманутые клиенты остаются в дураках. Ведь штраф – это не возмещение убытков, определенное по итогам судебного разбирательства. Штраф – это наказание, но не справедливость. А государство вполне устраивает такая ситуация. Зачем подавать на компанию в суд, если можно просто востребовать с неё деньги? Не клиентам – себе. По сути, для государства это золотая жила.

Теперь понимаете, почему европейцы с таким упорством ведут расследование монопольных нарушений «Гугла»? Да-да, это сулит огромный куш госказне. Точнее казне Евросоюза, бюджет которого пребывает в довольно унылом состоянии.

А теперь давайте подумаем, с каких денег компании выплачивают штрафы и кто впоследствии компенсирует им эти убытки? Средства поступают не от конкретных менеджеров среднего и старшего звена, не от топ-менеджеров и, разумеется, не от владельцев. Нет, они выплачиваются с доходов – как законных, так и незаконных. А потом компания отыгрывается на клиентах, чтобы восполнить свои потери.

Теперь картина проясняется, верно? Современные западные государства занимаются тем, что Маркс определил как «экспроприация экспроприаторов». Позднее Ленин принял слегка измененную формулировку: «грабь награбленное». Только в нашем случае это выглядит как негласный налог на грабеж – госрегулятор забирает себе долю незаконно полученных доходов, либо пользуется ими, чтобы как следует обчистить – простите, оштрафовать – нарушителя.

Соответственно, когда речь идет не о «мелких сошках» типа «Селкома», а о серьезных «акулах», эта схема лишь стимулирует их «предприимчивость» и поощряет к дальнейшим махинациям. Американский сенатор Элизабет Уоррен замечательно продемонстрировала суть такого подхода на слушаниях Банковского комитета в 2013 году. Её безответные вопросы к руководителям надзорных ведомств обнажают западную модель экспроприации, вполне себе «цивилизованную» и отлаженную (не забудьте включить русские субтитры)


Действительно, государство прессует обычных граждан за разного рода провинности, совершенно незначительные по сравнению с тем, что творят, например, те же фармацевты. Но станет ли оно привлекать к суду крупную компанию, пускай даже за серьезные преступления, чтобы в итоге она выплатила возмещение клиентам? Разумеется, нет. Зачем все эти тяжбы и разбирательства с туманным исходом? Зачем требовать тюремные сроки высокопоставленным преступникам? Когда закон нарушает КОМПАНИЯ, конкретных виновников нет. Ведь КОМПАНИЯ – это не люди, а понятие, абстрагированное от бренных тел и параграфов уголовного кодекса.

Штраф – вот верное решение проблемы с точки зрения госчиновников. Как говорится, и волки сыты, и овцы не блеют. Ведь мы с вами, увидев очередное сообщение об очередном штрафе, как правило, в душе хвалим регулятора и корим нарушителя. Суть происходящего как-то выскальзывает из нашего сознания. Тем более, что иногда нас успокаивают реальными компенсациями клиентам. Да мы и сами можем вчинить иск обидчику, верно? Правда, в суде нашему адвокату придется помериться силами с целой конторой первоклассных юристов – так что исход дела далеко не предрешён. Вот и «Селком» собирается подать апелляцию на решение Минсвязи. Если не отменят штраф, то, возможно, скостят.

Итак, формально справедливость и законность соблюдены. На деле же, чем крупнее компания, тем вернее слова Элизабет Уоррен. В каждой стране есть свои неподсудные, и взгляды государства не всегда совпадают с нашими. Особенно когда речь заходит о больших деньгах.

Олег Ицексон


?

Log in

No account? Create an account