March 16th, 2017

СИОНИСТ


Когда я был маленький, родители говорили непонятно. Потрясая перед папиным лицом авоськой гнилой картошки, мама спрашивала:
- Что ты тут, поц ин тухес*, купил?
- Что такое "поц ин тухес"? – встревал я.
- Ну, это… - смущенно тянула мама, - вроде "дорогой человек".
- Как Брежнев?
- Ой, вей! – хваталась она за сердце. - Кто тебе это сказал?
- Папа.
Отец ухмылялся.

Collapse )