Открытый телеканал


Previous Entry Share Next Entry
Я

БОЕВЫЕ И НЕ БОЕВЫЕ ПОТЕРИ ЦАХАЛА


Накануне Дня независимости Израиля мы отдаём дань памяти бойцам, погибшим в объявленных и необъявленных войнах против нашей страны. Под звуки сирены весь народ, как один человек, замирает в скорбном молчании. Страна помнит и чтит имя каждого, кто отдал на неё свою жизнь.

Гибель солдат — это трагедия, которая никогда не станет у нас статистикой. Для родственников погибших — ещё и невосполнимая утрата. В ЦАХАЛе есть особый отдел «модиа нифгаим», в обязанности которого входит сообщать о случившемся близким родственникам. Они приходят вчетвером: трое в военной форме и один в гражданской — врач.

У израильтян холодеет сердце, если трое военных и один гражданский стучатся в дверь. Это может означать: погиб, тяжело ранен, попал в плен, пропал без вести. Сотрудники отдела извещений — добровольцы, которым приходится принимать на себя  первую реакцию родных на страшную весть. Они видели всё: слёзы, истерики, отчаяние, даже проклятия в свой адрес. Они готовы ко всему и это тоже часть долга памяти, воздаваемого страной своим детям.

И есть ещё одна категория военнослужащих, с которыми случилась непоправимая трагедия, но о них не принято говорить, как о погибших героях, и их имена не произносят не памятных церемониях. Это люди, лишившие себя жизни. Их немало, смертность в результате суицидов в израильской армии выше, чем потери в результате военных операций, болезней и аварий. Согласно опубликованной статистике, за десять лет с 2002 по 2012 год жертвами суицида в израильской армии стали 237 солдат.

Подавляющее большинство суицидников служили в тыловых частях, то есть не участвовали в боевых операциях и не испытывали стресса, который обычно испытывают люди на войне. При этом статистика самоубийств среди гражданского населения более, чем два раза ниже, чем в ЦАХАЛе: 5 — 6,5 и 10 — 13 человек на 100 тысяч соответственно.

В этих жертвах нельзя обвинить внешнего врага. В данном случае враг — это наша жестокость, безразличие, равнодушие к людям, которых можно было спасти, если бы мы проявили по отношению к ним чуть больше сочувствия и понимания. Мы не имеем права говорить вчерашнему школьнику: «Теперь ты в армии, парень!», — потому что наша армия — это народ, а еврейский народ всегда жил как одна большая семья. Какая еврейская мать сказала бы своему сыну: «Знаешь что, теперь ты в армии, это твои проблемы, выкручивайся сам, как умеешь?»

Мы все ответственны за то, чтобы создать такую атмосферу в стране, чтобы армия стала продолжением семьи. Чтобы каждый солдат служил с ощущением, что он защищает своих родных и близких, чувствуя любовь и заботу всего народа. Тогда и он сам будет относиться к своей жизни бережно и ответственно.

Борис Канзберг


?

Log in

No account? Create an account