Открытый телеканал


Previous Entry Share Next Entry

ПОБЕГ ИЗ ТЕСНИН

Две черные даты в нашем календаре – семнадцатое тамуза и девятое ава – для многих уже давно превратились в формальность. С такой историей, как у нас, не слишком ли мы беспечны?

Наступил скорбный период, принесший еврейскому народу тяжелейшие бедствия: разрушение Храмов, изгнания, погромы и многое другое. Однако несколько тонн каменных плит, обрушившихся две тысячи лет назад, не интересуют «поколение покемонов». Многие в нем не то чтобы оторвались от корней, но просто не могут себе представить что-либо, кроме действительности 21-го века. И потому история их не трогает.

Живя современной жизнью, мы уже привыкли к пропастям, прорезавшим израильское общество. А между тем, в прошлом именно они довели нас до тех страшных событий, о которых напоминают траурные дни.




Рассказывают, что незадолго до разрушения Храма один иерусалимский богач приготовил роскошную трапезу для своих друзей и послал слугу, чтобы лично пригласить самого близкого из них по имени Камца. Однако слуга по ошибке пригласил другого человека – Бар-Камцу, лютого врага хозяина.

Бар-Камца удивился приглашению, но решил, что богачу захотелось с ним примириться, и пришел на пир. Результат был предсказуем: увидев нежеланного гостя, хозяин велел ему убираться.

Бледный от стыда Бар-Камца попытался сохранить честь:

– Очевидно, меня с кем-то перепутали, но раз уж я здесь, позволь мне остаться на трапезе. Я оплачу свою долю.

Однако богач остался непреклонен и, несмотря на уговоры, выставил недруга вон.

Боль от унижения снедала Бар-Камцу, однако еще сильнее его оскорбило то, что ни один из гостей не вступился за него. В гневе он решил отомстить всем и отправился к римскому императору с ложным доносом на еврейский мятеж.

Завершилась эта история вторжением римских легионов, которые сожгли Храм и разрушили Иерусалим.

Притча о Камце и Бар-Камце символизирует ту ненависть, которая разобщила евреев и привела к социальному краху. Сначала обрушились ценности – высокие принципы общежития и миропонимания, заложенные в нашем народе, а затем пал Храм.

Сегодня нет ничего актуальнее этой метафоры. Израиль разорван на части, некоторые из которых вообще не пересекаются между собой. Растет взаимное непонимание, отторжение, ненависть. И дня не проходит без резких выпадов, уколов, нападок, оскорблений. Современный Бар-Камца уже не раз и не два ездил к цезарю.

И что же нам после этого светит?

В теснинах

Три недели «меж теснин» («бейн а-мецарим», 17 тамуза – 9 ава) напоминают о падениях нашего народа, когда братская любовь сменялась раздором, когда мы низвергались с высоты единства в склоки и междоусобицы, когда Храм сердец превращался в руины.

Это и есть изгнание – отход от истоков, от всего того, что делает нас народом. Особым, единым народом под названием «Исраэль». Своей взаимной ненавистью мы сами обрекали себя на чужбину – на отрыв от духовной основы и от единственной земли, которая может служить нам домом.

«Одно из дорогих качеств, утраченных нами в период изгнания, важнейшее из всех – то естественное ощущение, узы любви, которые связывают народ, атрофировались и покинули наши сердца». Бааль Сулам, каббалист

Долго, очень долго мы жили, отчужденные друг от друга, в разных странах и культурах. Мы привыкли горевать о давних утратах, привыкли к тому, что «отстроенный Иерусалим» всегда откладывается на следующий год… Даже сегодня, вернувшись в землю Израиля, мы еще не поняли, чего она требует от нас и как закрепиться на ней по-настоящему.

Иерусалим – наше исконное наследие единства – надо возродить в сердцах. Иначе нам здесь не удержаться. Скорбеть «меж теснин» или игнорировать их сегодня одинаково непродуктивно. Нам необходимо использовать предоставившуюся возможность и всеми силами восстанавливать себя в качестве единого народа, обладающего духовным предназначением – но не узкорелигиозным, а общечеловеческим.

Именно в таком качестве мы станем нужны миру, который все настойчивее отвергает нас и скоро будет готов в очередной раз лишить евреев права на существование. Только настоящий народ Израиля, не расколотый на партии, сектора и общины, вырвется из теснин.

Решающий рывок

Нет, не надо цепляться за прошлое – ни за подъемы, ни за падения. Два Храма – два рывка к единству – были необходимыми промежуточными этапами на нашем пути. Сегодня же мы подошли к его решающей стадии, которую аллегорически можно было бы назвать строительством Третьего храма. Иными словами, на повестке дня у нас – окончательное воссоединение.

Сказано в Книге Зоар, что Третий храм, в отличие от предыдущих, будет служить не только народу Израиля, но станет центром единения для всего мира. Если вам послышался звон мессианских колоколов, напомню, что речь идет не о каменном здании на Храмовой горе, а о воссоздании крепких внутренних взаимосвязей, о сплочении общества на благо всем и о добром примере, которому с радостью последуют другие народы.

Наши отношения всегда были ключом к успеху и причиной несчастий. В древности разрушение Храмов стало следствием социальных трещин, вызванных естественным человеческим эгоизмом. С тех пор он никуда не делся, и бороться с ним «в лоб» – значит тщетно воевать с самой природой.

Вместо этого нам нужно приподниматься над собой и выстраивать мосты поверх всего, что нас разделяет. Тогда подлинно человеческие отношения будут главенствовать над порывами нашего естества. Сказано об этом в Книге притчей Соломона: «Все преступления покроет любовь».

Методика объединения над всеми различиями была заложена в еврейском народе Авраамом и называется каббала. Именно она обеспечила нам средство оздоровления социальных отношений, позволяя возвышать общие интересы над всеми противоречиями, не нивелируя уникальность каждого, а наоборот, максимально реализуя ее в добром ключе.
Как раз этим не захотели, или не сумели воспользоваться во времена Камцы и Бар-Камцы. К чему это привело мы отлично знаем.

От траура к делу

Сказано мудрецами: «Храм разрушается в каждом поколении, которое его не отстроило». Судя по растущей напряженности между секторами израильского общества, а также между Израилем и еврейской диаспорой, часть которой открыто выступает против него, мы еще не принялись за дело, хоть и живем на своей земле. Раскол еще не изжит.

Но не вечно же нам сидеть сложа руки, поминая прошлые беды или потихоньку забывая о них. И не вечно теснины будут символизировать наш упрямый отказ от собственной истории, от пробуждения, от элементарного здравомыслия. Печальные даты – это память, это традиция, но это не приговор! Никто не мешает нам разорвать замкнутый круг, который мы создали своими руками.

Куда бы ни закинула нас судьба, мы можем вернуть к жизни главное достояние еврейского народа – его способность возвышаться над собой, его единство, погасшее две тысячи лет назад.

Хочется нам того, или не хочется – об этом история нас не спрашивает. Она просто ставит перед фактами и говорит: время пришло.

Не стоит отказываться от приглашений истории. Иначе они превращаются в повестки и ордера, доставляемые ее судебными исполнителями.

Михаэль Лайтман

?

Log in

No account? Create an account